0:00

Пресса

Интервью на радио «Эхо Москвы». Передача «Без дураков»

СЕРГЕЙ КОРЗУН: Всем привет. Сергей Корзун - это я, а мой сегодняшний гость Александр Кутиков. Александр, добрый вечер.
АЛЕКСАНДР КУТИКОВ: Добрый вечер.

С. КОРЗУН: Человек, который по собственному выражению, любит размышлять. Это очень полезно, между прочим, для нашей программы.
А. КУТИКОВ: Это, по-моему, просто полезно для любого человека.

С. КОРЗУН: И я думаю, Александр, что если бы вы даже не написали ни одной песни, но вот ваш афоризм "Жизнь – это женщина", я прочитал и понял, что, наверное, этому стоит посвятить целую программу.
А. КУТИКОВ: Ну, давайте попробуем.

С. КОРЗУН: Вы собственно и сейчас окружены женщинами. Жена, дочь. Дочь еще с Вами, кстати, она же студентка, или закончила юридический факультет?
А. КУТИКОВ: Нет. Она учится. 4 курс, но уже, конечно, взрослый человечек такой, но, тем не менее, для любого родителя ребенок всегда остается ребенком. Не смотря на то, что ей 20 лет, в моем представлении, конечно, она еще тот маленький человечек, которого я носил на руках.

С. КОРЗУН: Ну, и в Вашей ранней юности, собственно Вашим собеседником, воспитателем была мама. Отец оставил семью довольно рано.
А. КУТИКОВ: Да. В основном была мама, были женщины, была бабушка, конечно. Что такое еврейские бабушки рассказывать можно бесконечно долго. И вообще все евреи делятся на две категории, мясники и учителя. Есть такая градация. Мясники – это все, кто зарабатывает деньги, а учителя – те, которые постоянно учатся и учат других. Так вот мои бабушки, они все были учителя.

С. КОРЗУН: Александр Кутиков. Но фамилию Вы сменили уже в сознательном возрасте. Вы сами заговорили о еврействе. А когда вы стали ощущать себя евреем?
А. КУТИКОВ: Ну, меня заставили ощущать евреем в то советское время, однажды я устраивался на работу на киностудию министерства обороны в качестве звукооформителя, и место было подготовлено, меня там ждали, но в течение почти 2 месяцев первый отдел меня мурыжил. Мурыжил до тех пор, пока полковник или подполковник, я уж не помню кто по званию, начальник этого отдела мне не сказал: тебе как прямо в глаза сказать, или ты сам поймешь. И как-то я понял, Боже мой, так я же еврей.

С. КОРЗУН: Еще ходит легенда с Ваших же слов, по-моему, начальник или участковый Вас уговаривал, когда Вы получали паспорт, оставить фамилию Петухов по отцу.
А. КУТИКОВ: Абсолютно верно, он даже не столько уговаривал меня оставить фамилию, потому что фамилию я носил изначально мамину. Я был Кутиковым сразу по рождению.

С. КОРЗУН: Т.е. он наоборот, предлагал Петуховым стать.
А. КУТИКОВ: Ну, он просто предлагал взять национальность русского, потому что национальность русский. Я ему сказал, что это странное предложение, постольку поскольку у меня дедушка еврей, бабушка еврей, и мама еврейка. И я расту и воспитываюсь в еврейской семье. Поэтому как-то странно было бы неуважительно к своим близким родственникам, уважаемым людям взять и изменить их национальности.

С. КОРЗУН: Не пожалели о том что не изменили национальность, кстати, после того случая, когда на работу не брали?
А. КУТИКОВ: Конечно, нет.

С. КОРЗУН: И когда это закончилось? Когда пошло в другом направлении?
А. КУТИКОВ: Когда взяли на работу. Ну, в общем, я недолго тунеядствовал, конечно же, я нашел себе применение. И работал звукорежиссером и в ГИТИСе, и потом уже был этап "Машины времени" и там я имею в виду в Росконцерте, когда мы пошли на профессиональную сцену, там в паспорт не очень заглядывали, потому что евреев в творческих профессиях хватало и хватает. Ну, и, слава Богу.

С. КОРЗУН: О деде еще расскажите, у него какая-то отдельная, особая история, связанная с историей всей страны. Был репрессирован, ну, слава Богу, не самым страшным образом еще в 30е годы, и второй раз из партии его исключали.
А. КУТИКОВ: Дважды исключали его из партии, дважды был репрессирован, и в первый раз его спасло от высшей меры то, что Поскребышев…

С. КОРЗУН: Помощник Сталина.
А. КУТИКОВ: Да. Был близким человеком к деду, или дед был близким человеком к Поскребышеву…

С. КОРЗУН: Личное знакомство было или работа совместная?
А. КУТИКОВ: Я бы не сказал бы, что это была личная работа совместная, это такая некая тайна нашей семьи. Потому что есть некоторые детали в жизни тех или иных людей, которые не являются предметом обсуждения. И через двоюродную сестру моего деда мой дед был очень близко знаком с Поскребышевым.

С. КОРЗУН: Ну, все секреты, я надеюсь, в своей автобиографической книге выдадите?
А. КУТИКОВ: Ну, я не из тех людей, которые пишут книги. Я не считаю себе писателем.

С. КОРЗУН: Говорят, что даже дневников не ведете, и, тем не менее, Ваши коллеги по Вашим группам, ну, не сказать, что многочисленным, обращались к Вам, когда писали свои дневники или воспоминания. Вспомните, Саша, как это было на самом деле. Расскажите нам.
А. КУТИКОВ: Ну, это наследство от бабушек.

С. КОРЗУН: Память хорошая.
А. КУТИКОВ: Да. Неплохая память. Во всяком случае, я очень быстро вспоминаю, когда выстраиваешь какой-то ассоциативный ряд, я моментально вспоминаю вплоть до числа. Когда, что, где с кем и почему.

С. КОРЗУН: И еще какие-то страшные вещи совершено рассказывали, что помните себя якобы в 5-6 месячном возрасте, как утки или лебеди плавали в каком-то пруду.
А. КУТИКОВ: Это правда. Не утки и не лебеди, а лодки. На лодках катались по Патриаршим прудам. И потом когда я, вспомнив это, стал расспрашивать свою старшую сестру, и маму, они мне сказали, что это был 1952 год.

С. КОРЗУН: Патриаршие пруды – это место, где Вы долго прожили?
А. КУТИКОВ: Я до сих пор там живу. Но не физически, а вот моя душа до сих пор там присутствует. Это любимое мной место, и неповторимое. Ни для меня, думаю, для многих людей, которые читали Булгакова. Мне, как человеку, родившемуся там, и долгое время жившему, понятно, почему Булгаков поселил свой персонаж именно там. Это удивительное место.

С. КОРЗУН: Москва любимый город, или Рим любимее? И вообще про Вас говорят, что любите бродить бесцельно так же и на машине ездить бесцельно. Вы сами, вернее, признавались в интервью. Если коллеги журналисты ничего там не поднаврали, не перепутали.
А. КУТИКОВ: Нет, я обычно отвечаю за все сказанные слова.

С. КОРЗУН: Даже в пересказе журналистском. А что правите свои интервью, кстати, вопрос?
А. КУТИКОВ: Иногда я просто прошу, чтобы прислали интервью для того, чтобы посмотреть как бы стилистику языка. Потому что я очень хорошо понимаю, что мой разговорный язык отличается достаточно сильно от того языка, который у меня в голове существует. Т.е. я вижу все недостатки свой речи тогда, когда мне присылают ее в виде печатного слова.

С. КОРЗУН: Еще иногда и факты бывают перепутаны, и фамилии перепутаны, буковки не там, поэтому мы с Александром Кутиковым рекомендуем всем, кто дает интервью вот просить их просто перечитать. Не для того, чтобы поправить какие-то политические моменты или что. А просто…
А. КУТИКОВ: Политика это дело такое…

С. КОРЗУН: Кстати, о политике размышляете? Раз уж человек размышляющий.
А. КУТИКОВ: Ну, человек, живущий в нашей стране, родившийся в нашей стране, не может не рассуждать о политике. Он может об этом не говорить. Это его право. Но вся наша жизнь – это очень большая политика. Чтобы жить в этой стране, нужно быть просто большим политиком.

С. КОРЗУН: И сейчас тоже есть о чем рассуждать? Есть у нас политика?
А. КУТИКОВ: У нас есть темы, о которых стоит задуматься. Ну, политические темы, скажем. Я иногда задумываюсь.

С. КОРЗУН: Ну, например, кто будет следующим президентом. Путин или Медведев?
А. КУТИКОВ: Ну, интересный вопрос.

С. КОРЗУН: Хорошая тема. Это не вопрос. Это тема.
А. КУТИКОВ: Ну, как тема, как вопрос, можно на эту тему порассуждать. Ну, достаточно сложно, потому что чтобы рассуждать на эту тему, нужно обладать достаточным количеством информации. А потому что иначе, какой смысл рассуждать. Это же не гадание на кофейной гуще.

С. КОРЗУН: Я же не случайно задаю вопрос, когда Ваш коллега по "Машине времени" Андрей Макаревич некоторое время назад был здесь, как раз ему наши слушатели ему много всего насовали за его концерт в поддержку одной отдельной политической акции, ее окончания. А к Вам таких вопросов, между прочим, не было. Вы как-то не участвуете, или не светитесь особо в акциях политической поддержки?
А. КУТИКОВ: Если это касается концертов "Машины Времени", то, конечно же, мы играли вместе. И если мы где-то , скажем, даем концерт, если мы принимаем участие в какой-то музыкальной акции, которой можно придать какой-то политический оттенок, конечно же, это все делается согласовано. У нас в "Машине времени" никогда ни одно решение не принимается единолично.

С. КОРЗУН: Например, в поддержку какой политической акции Вы бы не выступили? Ну, день милиции, скажем, концерт для милиционеров, или это святое дело, все по улицам ездим.
А. КУТИКОВ: Никогда не принимали участия.

С. КОРЗУН: А почему, кстати говоря? Вас не звали?
А. КУТИКОВ: Нас не приглашали.

С. КОРЗУН: Один из самых популярных концертов в советское время был хотя с тех пор его популярность немножко поувяла.
А. КУТИКОВ: Ну, нас просто не приглашали. Потому что в советское время нас вообще редко пускали на официальный телевизионный экран, хотя другого, в общем-то, и не было. Ну, вот но мы не очень сильно переживали. Мы играли, мы занимались любимым делом, играли любимую музыку, и этим были счастливы.

С. КОРЗУН: И все-таки, добью, наверное, с этим вопросом. Каковы Ваши политические взгляды, скорее демократические, или либеральные, или консервативные?
А. КУТИКОВ: Я абсолютный демократ.

С. КОРЗУН: Т.е. демократ, что решение большинства – закон для исполнения.
А. КУТИКОВ: Нет. Не в этом смысле. Я считаю, что личность любая имеет право выбора.

С. КОРЗУН: Ну, это скорее либеральная позиция.
А. КУТИКОВ: Да. Ну, либерально-демократическая. Но не та, которая существует у нас в России.

С. КОРЗУН: Т.е. концерт в защиту или поддержку Жириновского, если бы Вас позвали, даже если бы заплатили хорошие деньги.
А. КУТИКОВ: Это не мой герой.

С. КОРЗУН: Т.е. Вы отказались бы. И "Машину" не повели бы за собой.
А. КУТИКОВ: Никогда. Я вообще считаю, что демократия в том понимании, в котором она существует сейчас в России, к демократии отношения не имеет.

С. КОРЗУН: Т.е. хотел задать следующий вопрос о том, уютно ли Вам политически жить в этой стране.
А. КУТИКОВ: Мне уютно жить в этой стране, я люблю эту страну. Я здесь родился, вырос. Я знаю, что в этой стране все очень быстро меняется. В ней жить сложно, но очень интересно.

С. КОРЗУН: По Риму, говорят, долго бродили вместе с женой, с дочкой даже ногами протопали все. Не захотелось в Риме остаться навсегда, ну, или на долгое время, по крайней мере, Италия часто привлекала русских.
А. КУТИКОВ: Ну, моя жена и моя дочь очень бы хотели бы остаться в Риме. А мне в Риме очень нравится. Это величайший город на земле.

С. КОРЗУН: А почему не решаетесь? Точно так же в Риме можно студию, наверное, открыть, могли бы, наверное.
А. КУТИКОВ: Как бы это не звучало пафосно, все мои здесь. Ну, как же я их брошу.

С. КОРЗУН: Ну, Горький писал же на Капри. Не только там лечился.
А. КУТИКОВ: Горький находился вынужденно за пределами страны долгое время. У нас пока еще, слава Богу, есть свобода выбора не так давно появившаяся, но, тем не менее, она есть. Где находиться, здесь или там, в России, или за границей. Слава Богу, что есть такая возможность. Но это моя земля. Почему я ее должен кому-то оставлять.

С. КОРЗУН: Любопытно, как в этом разговоре, я напомню, что гостях у меня Александр Кутиков, одно цепляется за другое. Как раз к вопросу об эмиграции. В то время, когда "Машину" особо не пускали, только там по студенческим площадкам, в МГУ много выступали, не хотелось уехать никуда и поработать так рок-музыкантом свободно?
А. КУТИКОВ: Нет. Я говорю, что все мои здесь.

С. КОРЗУН: По тем же причинам.
А. КУТИКОВ: Да по тем же причинам. Все мои здесь, и здесь мои предки, здесь мои друзья, здесь мои любимые люди. И потом это моя земля. Моя. Я на ней родился.

С. КОРЗУН: Ну, и тогда вопрос, почему же тогда Ваш последний альбом вы записывали на "Эбби Роуд" и в шведской студии, а не в Вашей родной студии. Здесь же Ваша земля, здесь Ваши микшеры родные.
А. КУТИКОВ: А вот это уже вопрос профессиональный. Это вопрос расширения профессиональных знаний. Вопрос обучения. Вопрос того, что даже в возрасте 58 лет почти я самый старший по возрасту в "Машине времени" не нужно останавливаться, не нужно закрываться, а наоборот, нужно учиться, нужно пробовать, нужно искать какие-то новые инструменты. Если здесь ты уже многое попробовал, не все, но многое, почему не попробовать там. Ведь ты туда приезжаешь без какого-либо бэкграунда. Это очень хорошо. Когда ты приезжаешь туда, и о тебе складывается впечатление не по тому, что ты здесь сделал там много лет и уже встал на какой-то памятник и тебя поставили на него, а тебя воспринимают, как человека, который вот сейчас приехал и ты есть то, что ты привез. А не то, что у тебя было раньше. Это очень интересно. На такие эксперименты отваживаются немногие наши музыканты. Потому что тебя могут не принять. И не принять твой материал. И скажем, тогда тебя может постигнуть какое-то серьезное разочарование.

С. КОРЗУН: А для Вас "Эбби Роуд" – это, прежде всего, Битлз, или там действительно очень хорошие звукорежиссеры и аппаратура и все.
А. КУТИКОВ: Там фантастика.

С. КОРЗУН: Ну, тут же тоже можно такую фантастику сделать в принципе.
А. КУТИКОВ: Нет, невозможно, потому что если музыка – это звуки, а звуки – это волны. А волны – ну просто даже по элементарным физическим законам они не исчезают, они трансформируются, уходят…

С. КОРЗУН: Затухают.
А. КУТИКОВ: Но их что-то на себя принимает. Так вот там стены на "Эбби Роуд студиоз", вовторой студии, они совершенно удивительные, неповторимые. Они дают или не дают некоторым музыкантам возможность записать хорошую музыку. Они помогают или мешают, это удивительное место. А потом с точки зрения профессиональной, скажем, это не имеет отношения в данном случае к профессии. А с профессиональной точки зрения один микрофонный (НЕ РАЗБОРЧИВО) только 2й студии "Эбби Роуд" стоит только 12,5 миллионов фунтов. С 36, 37го года там сохраняются микрофоны, оборудование, которое работает, которое можно использовать. Такого нет ни в одной студии мира.

С. КОРЗУН: Здесь еще по интернету пришло несколько вопросов, поэтому мы продолжим еще разговор о студии "Эбби Роуд" и вообще о виниле, о ламповых усилителях, и о всяких прочих примочках.

С. КОРЗУН: И я напомню, что мой сегодняшний гость – Александр Кутиков. И мы остаемся где-то там в Лондоне ну или рядом, на "Эбби Роуд". Кстати говоря, Вы прошагали по этому переходу, который классически альбомный вариант босиком?
А. КУТИКОВ: Босиком я не ходил, но дело в том, что каждый день я из гостиницы и в гостиницу возвращаясь, мы, так или иначе, проходили дважды по этому переходу.

С. КОРЗУН: Сравнивали там, не ставили рядом обложку диска "Эбби Роуд" рядом, как идет команда.
А. КУТИКОВ: Ну, дело в том, что там вообще мало что изменилось. Лондон этим и замечателен, что практически даже деревья той же высоты.

С. КОРЗУН: Ну, а газоны понятно, стригут они 200 лет одинаковым образом.
А. КУТИКОВ: Лондон тоже очень интересный, красивый и хороший город.

С. КОРЗУН: Александр Кутиков в эфире "Эха" и Владимир Матецкий здесь же.
ВЛАДИМИР МАТЕЦКИЙ: Он человек, который имеет свои очень такие серьезные и весьма конкретно сформулированные житейские и музыкальные установки и убеждения. Человек, который имеет такую конфигурацию, он всегда вызывает уважение. У него есть отношение к событиям. У него есть отношение к людям. И у него это получается, жить в соответствии со своими отношениями к окружающему миру. Не знаю, может быть, я чуть-чуть усложняю. На самом деле это очень здорово. Что касается последней работы Саши Кутикова, то мы вместе работали и в Стокгольме, и в Лондоне. Он медленно, но верно шел к реализации этого проекта, этого альбома. Так что, я думаю, у всех будет возможность в ближайшее время услышать эти песни, которые мы вместе производили, я бы так сказал. Но, конечно, творческая это заслуга Саши Кутикова.

С. КОРЗУН: Владимир Матецкий. Скоро услышим, кстати?
А. КУТИКОВ:Ну, концертная презентация будет 19го ноября во МХАТе, а сам диск появится в продаже накануне.

С. КОРЗУН: А почему МХАТ выбрали?
А. КУТИКОВ: В силу того, что есть уже большой опыт концертной работы. Я знаю, что новые песни на концерте воспринимаются с большим трудом российскими гражданами, вот так сложилось. А я хочу сыграть 11 песен из 13 написанных к этому альбому и записанных. Для этого нужны более комфортные условия, чем, скажем, какой-то рок-н-ролльный клуб, в котором, наверное, было бы более правильно презентовать этот альбом.

С. КОРЗУН: Т.е. интеллигентная мхатовская публика не будет орать: "Поворот" давай, хватит с этим. Или давай "Музыка под снегом"!
А. КУТИКОВ: И "Поворот" давай, почему бы нет, я абсолютно не против этого. Более того, я с большим удовольствием пою эту песню, не смотря на то, что ей на минуточку лет 20.

С. КОРЗУН: И еще я слышал какую-то песню единственную, к которой Вы стихи написали. Была такая история. Она до сих пор в репертуаре "Машины"? Т.е. и стихи, и музыку, насколько я понимаю.
А. КУТИКОВ: Нет, в репертуаре "Машины" нет песен, к которым я бы писал и стихи, и музыку. Я вообще до этой пластинки в стихи не залезал. Я могу, как редактор подправить что-то. Но я очень хорошо оцениваю свои собственные способности в области стихосложения. И находясь много лет в кампании людей, которые это делают не просто профессиональнее, и талантливее и профессиональнее, и с большим умением и любовью, я просто этим никогда не позволял себе заниматься. Я знаю, что у меня иногда получается написать неплохую музыку. Т.е. даже не написать, а услышать. Потому что вся музыка, она звучит. Ее нужно только услышать. А вот на этом альбоме я посоавторствовал в первый раз.

С. КОРЗУН: С удовольствием?
А. КУТИКОВ: С интересом. Но опять же я в который раз понял, что все-таки мне лучше заниматься музыкой, продюсированием, аранжировкой, звукозаписью. Стихи – это не мое пространство. Есть опять же люди, которые это делают намного лучше, чем я.

С. КОРЗУН: 20 лет от альбома до альбома, от сольника до сольника. Были, конечно, другие альбомы естественно совместные "Машины времени" и какие-то другие. На хозяйстве, как Вы однажды выразились, были в "Машине времени"? Потому что остальные путешествовали, кому-то надо было в лавке сидеть.
А. КУТИКОВ: Ну, да. Есть такой термин. Надо же как-то ... для меня "Машина времени" это очень многое в моей жизни. Это не просто проект, в котором я играю. Это не просто друзья, с которыми я много лет, и они со мной. Это, скажем, часть той большой любви, которая живет во мне по отношению ко всему миру. Вот так как-то я это сформулирую.

С. КОРЗУН: И, тем не менее, Вы, кажется, трижды уходили из группы. Правда, возвращались.
А. КУТИКОВ: Ну, это было, во-первых, в те далекие годы, когда мы были очень юные и нам казалось, что нам море по колено. И когда, скажем, еще не пришло понимание того, что есть вопросы, по которым сложно, но нужно договориться, или нужно научиться договариваться. Тогда, скажем, я об этом не думал. Я просто хлопал дверью и уходил.

С. КОРЗУН: Александр Кутиков и Артур Гаспарян, музыкальный обозреватель "МК".
АРТУР ГАСПАРЯН: Группа "Машина времени" – это один из столпов нашей рок музыки. Это даже не теорема, это аксиома. Мое личное становление тоже очень связано не только с группой "Машина времена", а именно с Александром Кутиковым, потому что у него был совершено потрясающий по тем временам, удивительно харизматичный голос. Вот как у каждого человека известного остаются очень знаковые воспоминания. У меня такие воспоминания из детства связаны с совершенно удивительным, пронзительным, таким высоким голосом, которым Александр Кутиков не только подпевал иногда Андрею Макаревичу, но и сам исполнял некоторые песни, но и совершенно был удивителен и фееричен в этих песнях. Кутиков – это как либо Маркс, либо Энгельс, либо Ленин для всех людей, которые не безразличны, и не равнодушны к рок-музыке в нашей стране.

С. КОРЗУН: Выберете, определитесь, в конце концов, кто Вы Маркс, Энгельс или Ленин?
А. КУТИКОВ: Можно я рядом постою. Спасибо, конечно, за такие слова. Спасибо и Володе Матецкому. Он действительно был, и является моим ко-продюсером на моем альбоме. И вообще, если говорить о толчке, который должен присутствовать… Что-то меня должно было подвинуть, чтобы записать свой сольный альбом. Так вот это что-то это был наш приезд на "Эбби Роуд студиоз", который на 100% организовал Володя Матецкий.

С. КОРЗУН: Кстати, название, по-моему, в нашей программе еще не фигурировало "Демоны любви".
А. КУТИКОВ: Да.

С. КОРЗУН: А чего такое сочетание?
А. КУТИКОВ: Ну, потому что мы, вообще, вся жизнь – это одно большое путешествие для меня. И в этом путешествии любовь – это стержень, который позволяет, как корабль двигаться в этой жизни. И очень часто мы путаем понятия. Мы думаем, что это ангел, подходим ближе, а оказывается, демон. Мы думаем, что это демон, а он поворачивается, оказывается, что ангел. Вот разобраться в этих достаточно тонких вопросах я и предлагаю вот на этом альбоме.

С. КОРЗУН: Вопрос от радиослушателя, они же интернет пользователи из Москвы: "Александр, приветствую. Какая судьба у альбома 80го года "Поворот"? Половина его сохранилась у меня на кассете, в 90-х подержал его в руках в виде CD, оформлен он был, кажется Макаревичем. Не купил, ждал в хорошем издании, а зря. Он пропал. Некоторые песни кое-где появились, но не все. Кое-где читал об этом альбоме, но нигде об официальном издании".
А. КУТИКОВ: Альбома "Поворот" у "Машины времени" не было никогда. Официального.

С. КОРЗУН: Бутлеговские.
А. КУТИКОВ: Да, это сборки песен разных лет. И оформление этого альбома, наверняка, пиратское.

С. КОРЗУН: Второй вопрос от него же: "Что-то "Дай помечтать" Вы давно не поете?"
А. КУТИКОВ: У каждой песни есть срок жизни, как у любого живого организма. А песня тоже живой организм. И видимо, просто не время.

С. КОРЗУН: Разные мнения здесь из США пишут: "Скажу честно, сожалею, о нынешней конформистской позиции группы. Но это не мешает мне восхищаться теми достижениями, которые они совершила в своей истории. Считаю отменннейшим альбомом. Название альбома пропустил, вот вставил "Тайм машин" одним из лучших в русском роке за все двухтысячные. Кстати, у нас есть общая знакомая", - пишет человек. Могу назвать, могу не назвать.
А. КУТИКОВ: Конечно, можно.

С. КОРЗУН: Ольга Лебедева по прозвищу Ред Роуз.
А. КУТИКОВ: Да, Оля, она вела наш сайт. Это человек, который очень много нам помогал, и насколько я знаю, сейчас до сих пор помогает Андрею Макаревичу во всех этих интернет историях.

С. КОРЗУН: По поводу конформистской позиции группы?
А. КУТИКОВ: Я, во-первых, не думаю, что "Машина времени" стала группой конформистов. Нет. Просто мы взрослеем, и на многие вопросы такие общественно-политические у нас появляется другой взгляд. Но по сути своей мы остались теми же, какими и были. И потом странно было бы видеть жизнь в 58 лет такой, какой я ее видел в 18. Это химия просто другая в организме. Мир совершенно по-другому расцвечен. И я думаю, это касается любого из музыкантов "Машины времени", но мы не конформисты. Это точно.

С. КОРЗУН: Ядовитый вопрос: "Вы хоть понимаете, что теперь "Машина времени" не "Скорпионс" а "Любэ". Атас".
А. КУТИКОВ: Ну, это какой-то странный вопрос. Во-первых, я не задумывался никогда над темой, с кем сравнить "Машину времени". Для меня "Машины времени" была, есть и будет "Машиной времени".

С. КОРЗУН: Урок есть какой-то все-таки, урок музыки. Ну, не буду задавать вопрос: жива ли рок-музыка. В Вас-то жива? Или Вы не считаете то, что пишите рок музыкой?
А. КУТИКОВ: Ну, надо послушать мой альбом для того, чтобы ответить на этот вопрос.

С. КОРЗУН: И пускай те, кто категоризируют эти вещи, они отвечают, музыкальные критики.
А. КУТИКОВ: Безусловно.

С. КОРЗУН: Ну, значит, скоро альбом и услышим, наверное.
А. КУТИКОВ: Да, и потом "Машина времени" к 40-летию готовит тоже сюрприз своим поклонникам. Мы уже записали и заканчиваем сведение нового альбома. И две песни мы продемонстрировали людям в программе "Что? Где? Когда?" и очень хорошая реакция на эти песни.

С. КОРЗУН: Расскажите о новом альбоме "Машины времени", это просит студент из Москвы. Что-нибудь еще добавите по нему? Когда он будет закончен?
А. КУТИКОВ: Ну, он будет закончен, я думаю, в ближайшие дни. Он должен выйти к 11 декабря.

С. КОРЗУН: И турне в честь 40-летия. 40 городов 40 концертов?
А. КУТИКОВ: Закончится в Москве большим-большим концертом в Олимпийском 11 декабря.

С. КОРЗУН: А города только российские?
А. КУТИКОВ: Нет. Не только российские. Мы играли в Прибалтике, были на Украине, были в Белоруссии, мы были в Израиле, мы выступали в Израиле в уникальном месте, это в Кесарии в древнем амфитеатре, построенном еще Иродом великим. И это фантастически красиво, это очень интересно, это удивительный был концерт. Удивительный. Израиль – это вообще отдельная история. Я бы мог бы об этой стране говорить очень долго.

С. КОРЗУН: Александр Кутиков. Ну, как демократ, Вы, конечно, за падение Берлинской стены, а ту стену между Израилем и Палестиной когда сносить пора будет?
А. КУТИКОВ: Я думаю, что тогда, когда изменится идеологическая платформа движения сопротивления палестинского. Когда Иран перестанет на весь мир кричать, что он не знает такого государства, как Израиль. Вот тогда можно будет думать, говорить и потом уже что-то делать с той стеной которая разделила палестинские территории и территории Израиля.

С. КОРЗУН: Умные люди говорят, что эти стены сравнивать, конечно, невозможно. А Берлинская стена – это целая эпоха. На 20-летие не ездили туда? Вообще, ездили туда к стенке к той то?
А. КУТИКОВ: Ну, нет, мы не ездили туда. Дело в том, что объединение Германии произошло при нас. Мы находились в этот момент в Германии.

С. КОРЗУН: Вот так вот. Вы ее и повалили что ли.
А. КУТИКОВ: Нет.

С. КОРЗУН: 9 ноября вечером прорвали кордоны и решили посмотреть Запайный Берлин и побродить.
А. КУТИКОВ: Нет, официальное объединение Германии происходило, когда мы присутствовали в это время, играли концерты, работали в Германии как раз во время этого официального объединения двух этих стран в одну. Я бы сравнил бы, скажем, израильскую стену, скорее, с Китайской стеной. Потому что Израиль вынужден обороняться. Он вынужден обороняться. С ним воюют, а не он воюет. Он умеет воевать. Вообще, я бы посоветовал арабским лидерам или вообще людям, которые имеют отношение к этим событиям, внимательно почитать историю еврейского народа.

С. КОРЗУН: Т.е. в истории все ответы?
А. КУТИКОВ: Конечно, вообще, в истории очень много ответов на сегодняшние вопросы. Нужно углубиться немножко и расширить свои знания.

С. КОРЗУН: Александр Кутиков. И Иосиф Пригожин.
ИОСИФ ПРИГОЖИН: Для меня "Машина времени" это как "Битлз" для всего мира. Я Кутикова воспринимал, как Пол Маккартни. Не знаю, насколько ему будет это приятно. Это наши герои, герои нашего времени. Тот революционный шаг, который в свое время сделали и такой прорыв в советский период сделала группа "Машина времени", конечно, по их пути пошли многие, за ними пошли многие. И я знаю, что сейчас у них тур проходит по всей России. Мне бы, например, хотелось бы, чтобы концерты проходили бы в больших стадионах. И каждый концерт их сопровождался анонсами на разных новостийных программах. Потому что это событие. Знаете, как поехал Пол Маккартни в мировое турне, вся стран об этом говорит. Ну, почему мы в России не можем чествовать своих героев по заслугам, что называется.

С. КОРЗУН: Иосиф Пригожин. Ну, с Маккартни не он один Вас сравнивает. Сами Вы отнекивались, несколько раз в интервью открещивались.
А. КУТИКОВ: Я, во-первых, маленького роста. Невысокого, скажем так, роста. Маккартни достаточно высокий человек.

С. КОРЗУН: Правша.
А. КУТИКОВ: Ну, это, как минимум. А потом скажем, я достаточно трезво оцениваю свои возможности и способности, как музыканта. Не принижая, но и не задирая нос.

С. КОРЗУН: Но песен то с Андреем немало написали совместно.
А. КУТИКОВ: Достаточно много, да.

С. КОРЗУН: На Ваш взгляд правильно, пару лет назад ходила мысль, чтобы воздать каждому свое, по-моему, это как раз наследники Битлов хотели точно расписать, кто писал эти песни. Какие Леннон, какую Маккартни. Для того, чтобы все стало ясно. А то чего строчку Леннон Маккартни, а там поработали, по-разному вкладывались. Но от этой мысли отказались. Правильно или нет?
А. КУТИКОВ: Я думаю, что правильно. Там люди мудрые. И есть, скажем, в истории какие-то вопросы, которые не требуют изменения. Так сложилось.

С. КОРЗУН: А кто для Вас Битлз сегодня? Есть ли группа, исполнитель, направление музыкальное, которое может претендовать, вот кого не спросишь, кто жил тогда в наше с Вами близкое к нам советское время, да, Битлз, Битлз. Политики, юристы, экономисты, музыканты. Битлз, Битлз, Битлз. Редко встретишь, хотя бывают такие люди, которые не любят Битлз.
А. КУТИКОВ: Групп то было много. Битлз, конечно, и для меня были таким катализатором и первым таким толчком, который меня увел, скажем, от классической музыки, которой я занимался с детства и любил очень. А но были и Битлз, и Роллинг стоунс, и "Прокол Харум", и "Пинк флойд". Вообще, вот это музыкальное пространство рок-н-ролльное, начиная от 50-х годов и заканчивая сегодняшним днем, оно очень богатое. Я очень много музыки слушаю.

С. КОРЗУН: Сегодня открытия есть какие-нибудь в этой области?
А. КУТИКОВ: Есть интересные группы, есть интересные работы. Но ведь скажем как. Открытие для нас, для меня ну, скажем, не так много. Просто потому что мы знаем много. А скажем, для молодых людей, которые только приходят, скажем, вот на это пространство музыкальное, для них, конечно, есть открытия.

С. КОРЗУН: Александр Кутиков. Несколько вопросов еще из интернета. Из Сан-Франциско программист спрашивает. "Любимая пародия Макаревича на "Машину времени" – "Я пью до дна, курю до фильтра". А Ваша любимая пародия?"
А. КУТИКОВ: На эту же песню?

С. КОРЗУН: Нет, вообще, на "Машину времени".
А. КУТИКОВ: Ну, я как-то не занимаюсь коллекционированием пародий на тексты "Машины времени". Но вот на эту песню, скажем, была такая версия: я пью до дна за тех, кто в морге. За тех, кого любит земля, за тех, кому повезло.

С. КОРЗУН: А еще вопрос от него же. Ваше мнение о книге Петра Подгородецкого "Машина с евреями".
А. КУТИКОВ: Я ее не читал.

С. КОРЗУН: "У меня не вопрос, - пишет инженер из России, - просто хочу поблагодарить за замечательный концерт, который "Машина времени" провела на день завода ВСМПОв городе Верхие СалдЫ или САлда (извините за ударение)…
А. КУТИКОВ: САлда.

С. КОРЗУН: Свердловской области по приглашению ген. директора. Я знаю Вашего друга Романова. Это было в июле. Специально приехал из Екатеринбурга послушать", - пишет человек.
А. КУТИКОВ: Я рад, что концерт понравился. Мы очень старались. Там было очень много зрителей, слушателей, больше 80 000.

С. КОРЗУН: Кстати говоря, забыл про "Эбби Роуд" поговорить. Вопрос как раз из Москвы, от человека, который представился информационным технологом. "Писали на "Эбби Роуд" альбом, часть партий при этом записывалась на аналоговый носитель. Как Вы считаете, зачем. Ведь цифровой метод записи дает заведомо лучшие параметры. Есть вообще смысл пользоваться магнитной лентой, винилом в 21 веке?"
А. КУТИКОВ: Если это технолог, если это образованный человек, то он допустил просто фантастическую ошибку. Это проболел его образования. Потому что на самом деле любая цифровая техника – это так я этому человеку отвечаю, он должен это знать, разрезает аналоговый сигнал с определенной частотой, выбрасывая определенные составляющие и формируя вот этот цифровой звук. Т.е. заведомо цифровой звук имеет потери относительно аналога. Вот и все. Поэтому, простите, я не знаю, кто это написал. Но Вы в данном случае ошибаетесь.

С. КОРЗУН: А дома винил слушаете?
А. КУТИКОВ: Дома вернулся к винилу три года тому назад. Купил себе опять виниловую вертушку. Купил хороший ламповый усилитель, очень жалел, что свое время распродал всю свою коллекцию пластинок. Но процентов, скажем, на 50-60 я ее уже восстановил.

С. КОРЗУН: И вот вопрос из Москвы от Тимофея-09: "Когда примерно выйдет винил "Демонов любви"?
А. КУТИКОВ: Я надеюсь, что он выйдет где-нибудь в феврале-марте. Потому что будет делаться в Германии, и он будет аудиофильский, т.е. это тяжелый винил 180 граммовый. Это винил хайэнд качества.

С. КОРЗУН: И от него же вопрос другой. О Вашем старом диске, под названием "Хэппи бесдэй" – можно ли где-нибудь этот CD найти? "Собрал полную коллекцию редких CD "Машины"". И еще такой вопрос третий по поду диска или сингла "Звезды не ездят в метро". С этим диском какая-то странная ситуация. Нигде нет. И вообще, выходил ли он или нет?
А. КУТИКОВ: "Звезды не ездят в метро" это не сингл, это диск. Я не знаю, по-моему, во всех магазинах фирмы "Союз" присутствует полный набор "Машины времени".

С. КОРЗУН: Вы за этим лично наблюдаете.
А. КУТИКОВ: Во всяком случае, я прошу людей, которые помогают в этих вопросах. Я, конечно, не езжу по всем магазинам и не смотрю, что там продается, но, тем не менее, есть у меня друзья, которых я прошу это делать. И то, что касается диска "Хэппи бесдэй" такого диска у "Машины времени" не было.

С. КОРЗУН: Тоже бутлег. Понятно.
А. КУТИКОВ: Ну, бутлегов на тему "Машины времени" ходит просто колоссальное количество. Ну, что делать, наша страна так устроена, что воруют.

С. КОРЗУН: А отбить? Как Юрий Антонов отбивает?
А. КУТИКОВ: А он ничего не отбивает. Это видимость. Это борьба с ветряными мельницами. Я занимаюсь вот этим музыкальным бизнесом с 89 года и очень хорошо знаю всю структуру и все особенности нашего музыкального бизнеса.

С. КОРЗУН: Ну, Вы реально что-то получаете от российского авторского общества. От тех, кто правами и сейчас и смежными правами начинает заниматься.
А. КУТИКОВ: Мы получаем. Но это на самом деле вызывает улыбку.

С. КОРЗУН: Ну, например, какой порядок этой улыбки в цифрах? Тысячи рублей, сотни тысяч рублей?
А. КУТИКОВ: Нет, тысячи рублей.

С. КОРЗУН: Т.е. в годовом исчислении, это при том, что Ваши песни…
А. КУТИКОВ: В годовом, ну, там десятки. Может быть, за год я получил 60 000 рублей. Т.е. это не те деньги, о которых можно говорить.

С. КОРЗУН: И от переводчика Юрия Антоньева, который как раз резко негативно высказался по поводу качества современной эстрады. "А как Вы оцениваете то, что сейчас поют на сцене?"
А. КУТИКОВ: В мире вообще существует некий кризис в музыкальном мире. Это не только в России. Это на всем музыкальном пространстве. Существует некий кризис. Он связан с перерождением всего мирового сообщества. Меняются экономические отношения, меняются какие-то политические отношения. Все на самом деле это влияет на творчество, на жизнь людей. Поэтому если у нас происходит какая-то странная жизнь, на нашем музыкальном пространстве, то это не из-за того, что мы такие странные, мы просто становимся частью этого мира.

С. КОРЗУН: Александр Кутиков был гостем программы "Без драков" на радио "Эхо Москвы". Александр Викторович, спасибо большое за то, что пришли…
А. КУТИКОВ: Спасибо Вам.

С. КОРЗУН: С двойным юбилеем Вас.
А. КУТИКОВ: Спасибо.

С. КОРЗУН: Собственно подкатывающим и уже практически подкатившим. Вы так и остаетесь, с одной стороны, неотделимым от "Машины времени", от огромной такой машины, от локомотива, который двигал нас вперед, надеюсь, еще и будет двигать. А так же от своих собственных вещей. И поздравляю Вас со скорым выходом этого альбома. Будем слушать.
А. КУТИКОВ: Спасибо.

С. КОРЗУН: Всего доброго и удачи.
А. КУТИКОВ: Всего доброго.

Запись интервью

«Вот назвали Макара “врагом народа”, и...

УЧАСТНИК И ПРОДЮСЕР «МАШИНЫ ВРЕМЕНИ» О ТОМ, СКОЛЬКО СТОИТ ЗАПИСЬ НА ABBEY ROAD, И О ТОМ, ЧТО ВЛАСТЬ ЗАБЛУЖДАЕТСЯ

31 мая в «Лужниках» ...

читать полностью

Рок исполнитель Александр Кутиков спелся с...

Александр Кутиков и группа «Нюанс» побывали в гостях программы «Вторая смена» на «Нашем радио». Они рассказали читателям НСН...

читать полностью

«Не боюсь разговаривать с самим собой. Мне...

«Не боюсь разговаривать с самим собой. Мне есть что сказать и что услышать»
Александр Кутиков — о первом отпуске, дружбе, Макаревиче,...

читать полностью

Александр Кутиков: «Ни разу не пробовал...

Слушатели радио «Комсомольская правда» первыми услышали мхатовский концерт гитариста и его группы вне стен театра.
Александр...

читать полностью

«Занятия политикой вредны творческим...

За политические высказывания в «Машине времени» отвечает лидер группы Андрей Макаревич, который в последнее время вынужден ...

читать полностью